О фестивальных спектаклях

«ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ФРЕКЕН ХИЛЬДУР БОК» Нижегородское Творческое объединение "GRANART

Интернет-портал «ИнфоОрел»

«Подлинная история фрекен Хильдур Бок, ровесницы века»

Этим моноспектаклем Нижегородского Творческого объединения «GRANART» на малой сцене «Свободного пространства» была открыта конкурсная программа фестиваля.

Материал постановки — необычный и интересный, своего рода неординарное видение истории той самой «домомучительницы» из известной всем с детства сказки Астрид Линдгрен о Малыше и Карлсоне.

Домработница Свантесонов, описанная в книжке как «суровая пожилая дама высокого роста, грузная, да к тому же весьма решительная и в мнениях, и в действиях», «со злющими глазами», которых так поначалу пугался младший из семейства, рассказывает на ток-шоу о себе. Автор пьесы Олег Михайлов скрупулёзно вплетает в её автобиографическое повествование, наполненное трагизмом европейской истории первой половины XX века и личной драмой потерь Хильдур, эпизоды и сюжеты из книги шведской писательницы.

Так перед нами возникает весьма документальный и тщательно проработанный до мельчайших жестов актрисой Натальей Кузнецовой образ женщины, потерявшей в своей подлинной истории не одного близкого человека и так же, как и её маленький подопечный, поверившей в Карлсона, который помогает ей справиться на закате жизни с одиночеством.

На пресс-конференции, предваряющей театральную программу фестиваля Александр Ряписов, режиссёр спектакля, рассказал о том, что был очень рад найти пьесу Олега Михайлова. Ведь взгляд драматурга на эту историю с шведской домоправительницей полностью совпадает с его видением сказки о Малыше и Карлсоне.

Андрей Ряписов:

— Я уже ставил спектакль по сказке Астрид Линдгрен «Карлсон вернулся». Мне хотелось, чтобы артисты играли не советский мультик, который мы все знаем, а историю о том, что у мальчика действительно своеобразная технократическая галлюцинация о вымышленном летающем персонаже. А домоправительница фрекен Бок с помощью веры в то, что Карлсон действительно существует, избавляет мальчика от этой иллюзии. Но сделать эту историю не получилось, артисты играли мультик. Потом мне попалась эта пьеса Олега Михайлова. Я с удивлением обнаружил, что, оказывается, есть на свете ещё один человек, который думает об этой истории примерно так же, как и я. Пьеса лежала у меня в портфеле. А потом Наталья Кузнецова, актриса Нижегородского академического театра драмы, обратилась ко мне в поисках материала для моноспектакля. Так всё сложилось. Мы быстро сделали этот спектакль, буквально за полтора месяца. Сейчас ему уже больше года.

Заметим, что за свою относительно недолгую жизнь «Подлинная история...» уже завоевала «Гран-при» за лучший спектакль фестиваля «Альбамоно» в г. Корча (Албания;) и диплом Премии Даниила Хармса в области литературы и авангардного искусства. Спектакль также был включён в лонг-лист Театральной премии «Золотая маска» за 2016 год.

Каков будет вердикт жюри орловского фестиваля, покажет время.

Неизвестная история известной героини

Форма моноспектакля, безусловно, — одна из самых сложных театральных форм. Не каждый актер обладает талантом, оставаясь наедине со зрителями, удерживать их внимание на том, что происходит на сцене, на истории, на себе. И даже не важно, держишь ты внимание, скажем, ста человек или одного. Такая форма не прощает фальши. В трагикомическом спектакле Нижегородского Творческого объединения «Granart» сумели ее избежать во многом благодаря талантливой актрисе Наталье Кузнецовой.
В выходящей на сцену в сером клетчатом пальто поверх зеленого платья старушке, чуть сгорбленной, с улыбкой на бледном лице, зрители не сразу узнают бойкую домоправительницу из трилогии Астрид Линдгрен «Малыш и Карлсон». Драматург Олег Михайлов в пьесе-монологе создает многогранный драматический образ женщины, которая чего только не пережила за свои почти сто лет. В пьесе история о маленьком мальчике Сванте и его воображаемом друге — лишь одна из множества, которые Фрекен рассказывает, готовясь к интервью на ток-шоу. В воспоминании героини оживают печальные, а порой и трагические образы других людей и событий. Личная история героини чуть соприкасается с историей мировой. Ее глазами мы смотрим на судьбы родителей, младшей сестры Фриды, погибшей в результате крушения поезда и практически забытой, после рождения еще одной сестры (тоже Фриды), которую признали слабоумной, одиноких пациентов психиатрической клиники, подолгу разговаривающих по ненастоящему телефону, «особых» детей, за которыми она присматривала и чьи жизни были разрушены из-за человеческой жестокости и глупости. Им она посвящает свое интервью.
Это тот подлинный театр, в котором из небольшой ширмы, стула, стола и нескольких маленьких вещиц рождается целый мир. Здесь не прячутся за сценографию или спецэффекты современного театра. В центре — актриса, все остальное — лишь вспомогательные элементы. Она устанавливает прямой контакт с залом: обращается к публике, рассказывает свои истории то одному, то другому зрителю. Хотя героиня Кузнецовой понимает, что и ток-шоу, и камеры, и продюсер, и зрители в студии — лишь плод ее воображения. Ее «Карлсон».
Наталья Кузнецова почти неподвижна — на протяжении всего спектакля она сидит на стуле рядом с трюмо, где стоят дорогие ей вещи, которые напоминают о прошлом. Ее фигура словно «впечатана» в старый снимок, ощущение которого создается за счет цвета декорации — как на сепии. Хотя статичность относительна, изменение характера пластики связано с трансформацией состояния героини. Когда Фрекен рассказывает о сестре, то словно забывает о том, что она старуха: встает со стула, меняет голос (уходит хрипота, голос обретает силу), тело становится более подвижным (Фрекен нервно переминается с ноги на ногу, будто боясь потерять равновесие).
Воспоминания об ушедшем муже, поздней счастливой любви, как будто снова возвращают ее в реальный возраст, в котором и она сама близка к смерти. Она поднимается, как слепая, протягивает руки к трюмо и прикасается к знакомым предметам, подносит их к губам. В конце концов стягивает парик — словно признается себе в своем одиночестве и старости. Истории цепляются друг за друга, возникают в голове Фрекен ассоциативно. И здесь она рассказывает, как впервые столкнулась с представлением о смерти, воспоминание возвращает зрителей в детство героини. Возвращает и ее. Она снова натягивает парик, но задом на перед — волосы торчат неаккуратным ежиком, как у той, маленькой Фрекен Бок. Ее движения тоже становятся детскими: актриса крепко зажмуривается, радостно подпрыгивает. Но уже через секунду перед нами вновь старуха, которая наконец откровенно говорит о том, что не хочет умирать.
Но режиссер Александр Ряписов «сбрасывает» драматическое напряжение финала пьесы: на сцену выбегает обаятельный мужчина в самом расцвете сил (Карлсона играет сам постановщик), напевая песню «Fly me to the moon». Выдуманное Фрекен Бок шоу заканчивается «концертным номером» — ее жизнь продолжается.
Дарья Пузырева

08.06.2017

Купить билет