О фестивальных спектаклях

«МОЙ БЕДНЫЙ МАРАТ»: Московский театральный центр «Вишневый сад» под руководством Александра Вилькина

Как важно быть счастливым

История, рассказанная Московским театральным центром «Вишневый сад» в спектакле «МОЙ БЕДНЫЙ МАРАТ», — это больше, чем любовный треугольник. Хотя действо в пьесе А. Арбузов строиться именно на чувствах троих: Лики (Алина Мазненкова), Марата (Михаил Маликов), Леонидика (Максим Дементьев). Виртуозно руководит этим ансамблем режиссер-постановщик Вера Анненкова.
Привязанность, рожденная в разрывах блокадного Ленинграда, выше страсти и нежности, это святая неизбывная потребность людей друг в друге в горе и радости.
Война сожгла все без остатка, но даже на опаленной земле прорастают самые светлые и сильные чувства, когда встречаются двое — «удачливая» Лика и «веселый» Марат. До срока повзрослевшие, привыкшие ко всему, даже к смерти люди теперь вместе. Но вот готовы ли они понимать друг друга, противостоять собственной гордости и великодушию...
Актеры вдохновенно и трепетно показывают, как персонажи отогреваются, создавая свой собственный маленький мир, в котором кончилась тишина одиночества.
Нежность правит бал. Музыка заглушает разрывы войны. На волнах неистового океана горя кружится лодка, в которой двое счастливы. И совершенно в этом невиноваты.
На войне гармония возможна, но не вечна.
В одночасье все меняется. В уютное логово волей судьбы попадает Леонидик.
Ревность сначала кажется даже комичной, забавной, пока не понимаешь, сколько зла она может принести.
Далее в спектакле рефреном, как разрывы мин: выбор, выбор, выбор. Психологизм, завязанный на общечеловеческой трагедии, переходит в разряд личностного. Метания раненой души не менее болезненны.
Работа актеров, удивительно яркая, проникновенная, талантливая, неимоверно сложна. В обыденных для своей эпохи и страшных для человечества ситуациях они проносят вечную мысль о том, что люди должны жертвовать чем-то для окружающих и при этом всегда хранить верность мечте. Эти слагаемые парадокса счастья порой настолько противоречат друг другу, что уравнение не имеет решений.
На одной стороне моста — ни на кого не похожий Леонидик, смешной, по-житейски эгоистичный, с душой поэта, растерянный, обидчивой и ранимой, от страха не публикующий лучшие стихи, хоть и показавший доблесть в боях.
На другой — Марат, безумно гордый, порой — жестокий и надменный, делающий вид, будто все и всегда знает, но предпочитает сохранить молчание, потухший вулкан. Меж ними Лика, тонкая, нежная, чувствующая, благодетельная.
Что поделаешь, зимой 42-го их стало трое...
«Настоящие мужчины» отчаянно боятся. Это не тот страх, что способен остановить героя, защищающего свое Отечество, а тот, что не позволяет признаться в самых светлых чувствах, разрушить дружеские узы.
Леонидику, говорящему о себе в третьем лице, оказалось проще попросить помощи в непростом и мучительном привыкании к мирной жизни...
Марат попробовал в одиночку, свободным идти к мечте...
До каждого поступка необходимо дорасти. Судьба посылает решения и трудности в нужный момент.
Самое страшное испытание — когда устаешь жить.
Ключевым в работе режиссера стал великий подвиг — сквозь отчаяние научиться быть верным своему счастью. Счастью, за которое слагало головы поколение Победителей. Счастью, для которого мы рождены.
Долгий запоздавший уход Леонидика не кажется смешным или глупым. Это первый шаг на большом пути, который никогда не поздно сделать.
Московский театр очаровал трепетным и думающим отношением к пьесе Арбузова, сделав ее острое звучание вне эпох еще более актуальным. И суть здесь не только в скрепляющих времена песнях Дианы Арбениной.

Постановку завершает сцена без слов, герои появляются в джинсах и белых рубашках, обнимают друг друга. Они совсем другие, но все те же. Среди нас, до нас и перед нами.

Не нужно изобретать особых механизмов, чтобы разбудить человеческую душу, необходимо просто быть искренним.

По утверждению одного из героев пьесы, «человек сам себе не виден». Актеры помогли как следует разглядеть Человека и самих себя со стороны.
И еще раз напомнили: «Не бойся быть счастливым, мой бедный, ты только не бойся!»

Ольга СУДАРИКОВА

Ленинградская история

Алексей Арбузов — советский драматург одной плеяды с Вампиловым, Володиным, Розовым и другими. Сердцевина сюжета пьесы «Мой бедный Марат», как и, например, «Сказок старого Арбата», — треугольник: двое мужчин влюблены в одну женщину. При этом история лишена пошлых интриг и бездарных конфликтов из низкосортных мелодрам про всякого рода ménage à trois. Зато драматург поднимает такие серьезные темы, как настоящая любовь и дружба, честь и достоинство, жизнь в согласии с совестью.
Эта история Арбузова о трех людях, которых блокада Ленинграда заставила сойтись в брошенной квартире Марата. На протяжении трех действий пьесы, действие каждой из которых связано с особым временным промежутком и присущими ему обстоятельствами (первая часть — март блокадного 1942-го; вторая — март 1946-го и радость Великой Победы; третья — декабрь 1959-го и первые 14 лет после войны). Драматургическая единица каждой части — день и месяц. За эти семнадцать лет герои глубже узнают себя и друг друга, меняются их взаимоотношения и, конечно, они сами.
В начале спектакля режиссер Вера Анненкова напоминает о войне, создает атмосферу блокадного времени. Входя в зал, зритель слышит удары метронома, которые будут сопровождать всю «блокадную» часть спектакля. Сцена и зрительный зал разделены черной, почти прозрачной занавеской, которая служит экраном для видеопроекций. Но не только — подсвеченная синими софитами, она кажется дымкой из висящей в воздухе комнаты штукатурной пыли в лучах лунного света. За занавеской, в центре сцены, спит на железной кровати Лика, которую сыграла Алина Мазненкова, готовая прервать сон по первому слову Юрия Левитана из громкоговорителей на стенах ленинградского дома. Кроме кровати на сцене еще несколько узнаваемых вещей-знаков военных будней. Слева у рампы — печурка с покареженной ржавчиной трубой, на ней — серый чайник. На заднике сцены — окно, исчерченное рамой с деревянными белыми крестами.
Начало действия знаменует кинохроника блокады. Хроника закончилась, оглушительно грохнула дверь, Лика в испуге проснулась и вытаращенными глазами уставилась в правый угол задника — вход в квартиру. Вошёл её давний хозяин — Марат Евстигнеев в исполнении Михаила Маликова. Всякий раз, когда день заканчивается, сцена погружается во тьму и звучат баллады Дианы Арбениной о удушающем желании дожить до весны и страхе перед смертью.
После войны квартира преображается: появляется новая мебель, кремовая ширма. вместо печки — стул с цивильной обивкой и торшер. Монтажный переход от одного времени к другому — заснятый танец Лики-Мазненковой, одетой в белую робу до пят. Легкий и тонкий дух девушки радуется, кружится, но резко останавливается. Зритель видит огромные глаза Мазенковой, наполненные слезами — все так в жизни этой героини: любовь и жажда жизни напополам с горем и необходимостью выбора между двумя любимыми людьми.
Таким же образом режиссер отделяет и третью часть спектакля. Прежде чем перенестись в 1959-й, мы видим кадры идиллической жизни трех людей: Лика, Марат и Леонидик гуляют в цветущем парке, обнимаются, смеются.

В «блокадной» части Марат — 17-летний мальчик, усиленно желающий казаться мужчиной: он напускает на лицо серьезность, опускает тон голоса, чтобы говорить басом, но шутливое отношение к жизни, продиктованное хулиганским детством (тройка по поведению — чем не аргумент?), растрепанные волосы, постоянное поддразнивание Лики и Леонидика и вранье о том, что случилось с ним за пределами квартиры (вроде пойманного парашютиста), выдают в нем юнца, которого даже добровольная работа на благо города исправить не может. Разрыв с Ликой вынуждает его идти совершать подвиги на деле, не на словах — на фронт. Леонидик, которого играет Максим Дементьев, констатирует: «Он стал настоящим мужчиной».
И Марат-Маликов возвращается в квартиру настоящим мужчиной в марте 1946 года — война из сутуловатого, архиподвижного мальчика сделала статного, скупого на движения офицера с забриолиненными волосами и звездой Героя Советского Союза на гимнастерке. Его бас стал гуще, и он органичен для Марата-молодого человека двадцати двух лет со страшным опытом за плечами. Но боевое крещение делает только мужчиной, но еще не делает настоящим человеком, зрелым для любви. Поэтому Марат, когда встал вопрос о том, чтобы одному из влюбленных мужчин остаться, а другому уехать, решает оставить Ленинград. Он уезжает в Саратов учиться строить мосты.
В третий раз он возвращается в ленинградскую квартиру спустя 13 лет — зрелым 35-летним человеком, знающим жизнь, ее цену и цену любви. На нем — длинное черное пальто и коричневый костюм-двойка. Офицерская сдержанность движений сменилась интеллигентской скупостью. «Даже за один день до смерти можно начать жизнь заново», — вот для чего он пришел к своим близким людям в третий раз, чтобы сказать эти слова. Он с первых дней знакомства во время блокады видел, что они живут неправильно, и, как полагается умному человеку, учился на их ошибках — всякий раз вдали от них. А как иначе? Лика-Мазненкова и в 32 — 15-летняя девочка, мечтающая стать ученым. Она все еще впечатлена Тургеневым (и явно не «Записками охотника»). Она по-прежнему говорит наивно с придыханием и экстатически акцентирует каждое слово.
То же и Леонидик-Дементьев. В 35 — мечтающий стать поэтом 17-летний чудак, даже после трех выпущенных книг стихов и множества лекций о литературе. Марат видит в них этих мечтающих подростков, которые отчего-то забыли, что обязаны исполнить мечты и быть счастливыми. Обязаны войне, тем, кто до мирных дней не дожил.
Но жизнь героев всего лишь стабильна, и стабильность их устраивает. На упомянутое заявление Марата они отвечают: «Пора спуститься с неба на землю!». Но понять свою жизнь и увидеть дальнейший путь можно только с высоты птичьего полета — чему герои и дают клятву в новогоднюю ночь, когда понимают, что Марат прав и что необходимо его четвертое и последнее возвращение.
В самом-самом конце спектакля три героя появляются в чистых белых рубашках — преобразившиеся и ставшие настоящими.

Игорь Шоленко

11.06.2017

Купить билет