Мира вам, люди!

Ольга Кононенко специально для «ОрёлТаймс» о премьере спектакля «Поминальная молитва»

Орловский театр «Свободное пространство» в премьере года по пьесе «Поминальная молитва» исследует тезис: «Когда вся жизнь — один большой несчастный случай...».

«Это было недавно, это было давно...»

В центре сюжета пьесы известного комедиографа Горина, созданной по мотивам произведений Шолом-Алейхема, — события начала ХХ века. Действие «Поминальной молитвы» разворачивается в Украине вековой давности, где слишком по-сегодняшнему звучат слова, обращённые к одному из революционно настроенных студентов: «Ох, не наше это дело — махать флагом на Крещатике...».

Для героев пьесы обрушение традиционных ценностей — это шатание основ, фундаментов, веры, да и всей жизни. Герои словно подсказывают зрителю: только переданные от поколений предков потомкам завет, традиция, обряд, привычки (запечатлённые в родительских рассказах, в потрёпанной книге, домашнем фотоальбоме) смогут удержать ментальную память и зафиксировать общий для народа порядок вещей и единственного и неповторимое мироздание отдельного человека, обеспечить диалог поколений. Если он есть — молодёжь словно стоит на плечах предков: видит дальше и яснее; если диалога нет, она заново будет биться в когда-то уже открытые ворота.

Потому и само название пьесы — «Поминальная молитва» — многоговорящее.

Всмотримся: перед нами проходит поминальный список трагических изломов предреволюционных перемен. Звучит поминальная молитва по традиционной семье деревенского жителя Тевье-молочника, разрушенной невидимой злой волей...

Убедимся: перед зрителем разворачивается точная в психологических деталях историческая панорама особого местечкового уклада, говора, отношений. А пронзительная народная музыка, скрипка, которая то смеётся, то рыдает, и пластичные танцы станут в спектакле двумя дополнительными главными героями, выразившими судьбу народа.

К финалу внимательный зритель поймёт: в спектакле звучит и общечеловеческая вечная «аллилуйя!» каждому живущему на земле. Пройти «путём зерна», значит обеспечить себе возможность заглянуть в будущее глазами детей и внуков. Путь общий для всех, но проходит его каждый по-своему. Пьеса об этом.

... «время собирать камни и время разбрасывать их»

Сценография спектакля такова, что два театральных акта разделились, как лето и зима. И словно две стороны жизни: первая — яркая, полная юмора, радости, сильная надеждами, вторая — беспросветно тёмная («сумерки жизни», когда утраты следуют одна за другой).

Тевье богат оптимизмом, знанием Библии, опытом жизни, но беден деньгами. В этой роли харизматичный Сергей Козлов получил возможность показать всю пластичность и разносторонность своего актёрского таланта.

У Тевье — счастливый характер. Если подаренный пиджак трещит по швам и явно мал, зачем всех расстраивать? Проще назначить его жилеткой. Герой из тех, кто не станет «искать золото в кармане с дыркой». Он всех современных психологов оставил бы без работы. Всё — сам! Пожаловался на несправедливость — сам нашёл убедительный ответ. Привёл железные аргументы — опроверг своими же стальными. Судьба строит каверзы? Но ведь чёрная полоса где-то кончится!

Когда большинство жителей деревни смотрят себе под ноги или в кошелёк, реб Тевье ищет в небе своего главного собеседника — Бога. Он читает Талмуд, как наставление отцов, но с его голоса они нередко преломляются в сентенции собственного производства. Вот он уверенно досочиняет: «Как в Писании сказано: «Барыш под рукой, да карман за рекой!». Или адаптирует вечные постулаты: «Пришедший в одиночку, в одиночку и изыде, — иначе говоря, хворобу вложил — лихоманку достал»!

А иной раз Тевье даже и подмигнёт Всевышнему: «Боже, что я толкую Тебе о Святом Писании?.. Кто из нас читал, а кто диктовал?..»

Мудрость житейских наблюдений, пытливый ум и незлобивый характер сделали его деревенским философом. Практически все монологи Тевье — сеанс позитивных установок психотерапии. Примеры? «Всё в мире правильно, Ротшильд — это Ротшильд, Тевье — Тевье, а лошадь — лошадь! И сказано в Писании: «Не по своей воле живёт человек».

Хотя порой, чтобы Там, на Небе, не подумали, что его всё так уж примиряет в земном устройстве, не молчит, шлёт рекламацию: «Если тебе угодно создавать сперва бедных, а потом — богатых, то я был готов встать во вторую очередь... Мне не к спеху! Как говорится, лучше последним на свадьбе, чем первым на похоронах...»

Искренняя и очень личная семейная история по мере развития сюжета перерастает в обобщённую судьбу человека в земной юдоли.

... золото, золото сердце народное

Истинное золото этой семьи — Голда. Она под стать своему мужу: и на кухне — командующий, за острым словом в карман не полезет; и в делах семейных — первая скрипка. Когда надо решить важный вопрос — включает дипломата, может и мистики подпустить — убедить мужа «пророческим сном».

Классический образец еврейской матери, Голда заботится о воспитании и будущем своих дочерей, помнит, что освящённый брак — с соплеменником, ведь «птица с рыбой гнёзда не вьют». И Мария Козлова, ведущая актриса театра «Свободное пространство», этой ролью доказывает, что ей подвластен любой жанр: от гротескной трагикомедии до философской притчи.

Роль «коммерсанта» средней руки прекрасно, изобретательно исполнена Максимом Громовым, который нашёл новые краски, чтобы подчеркнуть эксцентричность персонажа. Получилась метафора ростка, пробивающегося через любой камень. Зритель с удовольствием наблюдает классическую комедию характеров. Особый комизм образу придают говорящие перемены в его костюме: от сандалий до лаковых штиблет. Сладкоголосые посулы и наполеоновские планы этого «продавца воздуха или прошлогоднего снега» разбогатеть на очередном «прибыльном деле» находятся в контрасте с его говорящей... обувью. Диалоги Голды и незадачливого свата для её дочерей стали ещё одним украшением спектакля.

... деревня Анатовка — как центр мироздания

В Анатовке (это место не пишут на карте, потому что «название длинней, чем территория», шутят местные) родился и уважаемый всеми «за образованность» бедный еврей Тевье-молочник. Здесь «с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище... Таков обычай!»

В деревне, «где много вопросов задают и вопросом на вопрос отвечают», живут своей судьбой мясник Лейзер-Волф (артист А. Мальцев), трактирщик Войцек (С. Иванов) со своей пани (И. Агейкина), скрипач Йоселе (А. Соколкин), плотник Степан (М. Артемьев), писарь Фёдор (А. Григорьев). Есть в деревне иудейский ребе (О. Семичев) и православный поп (В. Крашенинников): «Половина Анатовки справляла субботу, половина — воскресенье! Одни думали, что Бог отдыхал на шестой день, другие — на седьмой... А я думаю, Бог никогда не отдыхал...»

Но приходят лихие времена — жди перемен! Когда в Киеве смутно, доберётся выжигающий пал преобразований и сюда. Деревня, конечно же, попытается сохранить свой порядок вещей: вот и поднабравшийся вольных мыслей сын разорившегося табачника Перчик (В. Тюрин) с ходу называет анатовское правило: «Вошёл в чужой дом, садись, где стул поставят» (аналог пословицы про чужой монастырь, в который со своим уставом не ходят). Правда, он из Киева и подался в деревню — спрятаться от студенческих беспорядков: там уже начали переписывать старые уставы.

Тевье осторожничает: как это «поделить всё поровну? Чужое поделить — невелика премудрость. Попробуй своё отдать...», — возражает внутри него скептик — спутник опытного человека. Он быстро схватывает главное в человеке: у студента Перчика «руки гладкие, но зато язык в мозолях, этим и прокормится...»

...символика спектакля

Первое, что видит зритель на занавесе сцены — каменистая пустынная дорога с одиноким деревом у обочины. Символ читаемый: пролёг путь, но нет покоя и нет пристанища на этом пути.

Спектакль и заканчивается дорогой, в которую отправится телега с простым домашним скарбом. Срочное предписание сниматься с насиженного места приносит урядник — в этой роли Николай Рожков показал человека, над которым долг и приказ, а в сердце — уважение и привязанность к этим людям. Но этот новый путь тоже не прям. Да где они, Небеса обетованные?

Создатели спектакля оставляют всех героев на перепутье: найдёт ли мясник Лейзер после выселения счастье в Америке? Сможет ли одинокий Тевье пустить корни на новом месте? Помогут ли таланты приспосабливаться ко всему новому неистощимому на идеи Менахему-Мендлу, вызвавшему из Житомира свою колоритную маму (заслуженная артистка России Нонна Исаева)? Что станет им домом?

В ответ на эти вопросы сценография спектакля предлагает лаконичные и зримые метафоры. Это связь дороги предков и нового пути в неизвестность. Всё пространство спектакля заключено между двумя дорогами: судьбы народа и отдельного человека.

Спектакль полон и других символических деталей, отвечающих на главные вопросы бытия.

Символична Телега Жизни, в которую приходится впрягаться каждому самому, если хочешь покорить «свою гору». Лошадь Тевье отказывается тянуть её с нагруженным товаром, хозяину то и дело приходится впрягаться самому: ведь ему надо обеспечить большое семейство, вовремя подмаслить власть, безропотно принять родственников жены. «Пусть только мой первенец родится здоровым, а уж я сил не пощажу, день и ночь работать буду, но над его головой будет всегда крепкая крыша, и над детьми его, и над внуками до седьмого колена...» — вот что даёт Тевье силы на преодоление.

Первый акт человеческой жизни любит... сложение и умножение. Вот бедный молочник Тевье, вопреки родительской воле, берёт в жёны умницу и красавицу Голду. И складывается семья, в которой традиционно мужчине принадлежит мир, а женщине — дом. Они счастливы, потому что ни один не претендует на роль другого, но свою — честно ведёт до конца. Семейство умножается пятью новыми рождениями (роли пяти дочерей исполнили актрисы Е. Симонова, Н. Староверова, Э. Узянбаева, В. Жилина и Ева Агейкина — дебютантка на сцене).

Только пройдя свой жизненный путь до половины, каждый начинает замечать: недавно чередой шли свидания, сватанья и свадьбы, потом косяком проплыли рождения детей, когда всё жизненное расписание «вдруг» наполнилось прорастающими детскими заботами и радостями. Словно все ровесники бросились исполнять главное библейское предписание «плодиться и размножаться».

Но... затем всё смешалось в доме Тевье-молочника. Старшая из дочерей предпочла бедного портного богатому мяснику, другая отказалась от веры предков и приняла чужую, третья связала судьбу со студентом-революционером, с Сибирью, с далёкой стороной. Если апофеозом безудержного веселья и радости — праздника общего, становится свадьба Цейтл и Мотла (Илья Благовидов), то венчание в православной церкви по контрасту проходит в торжественном одиночестве преступившей запрет. Куда катится этот мир, если в нём нет традиций?

А со смертью Голды, среди поредевшей семьи (вместо реальных «Семь Я») вдруг замаячит для Тевье одинокая старость на чужой стороне. Искромётную комедию сменит семейная трагедия. Так «вдруг» приходит время деления и вычитания, время похорон и поминальных молитв.

Что же светит человеку во мгле наступившей старости? Что ведёт его вперёд? Зритель получит все ответы, досмотрев действие до конца.

У команды Веры Анненковой получился трогательный, лиричный спектакль о главных человеческих ценностях: любви, вере в себя и в близких людей, подсвеченный мягким и добрым юмором. Художник по костюмам Клёна Радкевич, художник-сценограф Сергей Тимонин, хореограф Вячеслав Суетин и художник по свету Тарас Михалевский — все вместе они построили удивительный мостик к зрителю.

Если вам интересны чуткая игра актёров, которые проживают на сцене, ни разу не давая нам усомниться в реальности происходящего; и все режиссёрские решения на фоне лаконичных чёрно-белых декораций... следующий спектакль «Поминальная молитва» назначен на 3 декабря. А кто-то, уверена, захочет прийти на него и во второй раз.

28.11.2021

Автор: Ольга Кононенко

Источник: ОрелТаймс

Купить билет