Театр «Свободное пространство» открыл 43-й сезон премьерой знаменитой пьесы

Спектакль «Сон в летнюю ночь» поставила столичный режиссёр Виктория Печерникова вместе с целой командой художников

Художник-сценограф Ксения Кочубей, художник по костюмам Венера Казарова, художник по свету Максим Фомченков.

К слову, хореографа спектакля Евгению Миляеву тоже смело можно причислить к художникам: её пластические решения красивы, оригинальны, глубоки по смыслу.

С приятным, сказочным шелестом открывается хрустящий, блестящий, переливающийся под светом софитов театральный занавес из материала, похожего на фольгу: ощущения как в детстве, когда разворачиваешь шоколадку и предвкушаешь праздник...

Маленький кудрявый Купидон с луком в руках звонким голосом приглашает зрителя погрузиться в волшебный мир Шекспира. Мир, где уживаются духи и люди, чёрное и белое, разум и чувства, любовь и ненависть...

Спектакль Виктории Печерниковой — это борьба противоположностей, сплетение сна и реальности, цветного и монохромного. Удивительно гармонично в премьерной работе нового сезона сошлись идеи художников и режиссёра. Сценическое оформление с первых минут действа выявляло замысел режиссёра, а в ходе его подчёркивало кульминационные сцены.

Спектакль открывается сценой в покое герцога Тезея. Все действующие в этой сцене лица — герцог, его невеста, фрейлины — одеты в чёрно-белые костюмы. Строгий парадно-шахматный цвет нарядов как-то парадоксально диссонирует с замысловатостью их формы. Как и ровные аккорды стилизованной классической музыки вдруг неожиданно разбавляются диссонансными акцентами. В этой сцене исчерпывающе сформулирована постмодернистская стилистика спектакля: даже самые высокие шекспировские интонации звучат в спектакле пародийно, смешно. Актёры произносят высокопарные фразы, при этом смакуют каждую шекспировскую метафору как сладкую конфетку. Их внешний чёрно-белый облик вроде подчёркивает высокий пафос речей. Но торжественный строй сбивает вычурная причудливость кроя. Юбки на обручах, которые выполняют роль фижм — но, ах!, они есть даже в костюмах мужчин... Стилизованные головные уборы, чем-то опять же напоминающие верхушки шахматных фигур. Забавная игра в театр!

Первая любовная пара — герцог Тезей (Владимир Козловский) и Ипполита (Олеся Балабанова) — очень нежная и трогательная, при этом уморительная. Оба они круглы и румяны, их любовь здорова и беззаботна. В отличие от других влюблённых пьесы. Лизандр (Валентин Тюрин) и Гермия (Валерия Жилина) влюблены, но строгий отец девушки Эгей (Альберт Мальцев) не желает этого брака. Он хочет выдать дочь замуж за Деметрия (Максим Громов), который не так давно вероломно покинул страстно влюблённую в него Елену (Ольга Виррийская). Вот такая жестокая любовная коллизия. Впрочем, оба любовника — Лизандр и Деметрий — смешны и нелепы. Их появление на сцене каждый раз вызывает взрыв смеха в зале. Словно бойцовые петухи они распушивают свои хвосты, роль которых выполняют большие банты на поясе. Красные плоские шапочки тоже добавляют сходства с петухами. Сохраняя такт (всё же дворец герцога), они «деликатно» выставляют вперёд локти и размахивают ими перед носом друг друга. Эдакое соперничество в рамках этикета!

Отдельного внимания заслуживает группа мастеровых: Основа (Михаил Неженцев), Питер Клин (Станислав Иванов), Фрэнсис Дудка (Дмитрий Иванюгин), Миляга (Антон Соколкин) и Робин Заморыш (Артём Исаков). Их беседа построена на метких, коротких фразах, которые насыщены юмором, живостью, движением. Они готовят спектакль про мифических героев-любовников Пирама и Фисбу для свадьбы герцога Тезея (этот шедевр зритель увидит во всей красе в самом финале спектакля).

Царство духов, мир эльфов... Когда после антракта открывается занавес, зритель восторженно охает: глазам предстает картинка в духе голливудских фэнтези! Команда художников поработала на славу, чтобы создать неповторимую сказочную, немного зловещую атмосферу лесного волшебного царства. Сиреневый задник, белоснежный пол, десятки свисающих с потолка светящихся круглых лампочек. Под зловещую авангардную музыку на сцене появляются феи и эльфы в фантасмагорических нарядах: цветы, шипы, диковинные неведомые красно-золотистые растения расположены на подолах, рукавах и даже лицах сказочных героев. Зловещ и страшен, с чёрными без белков глазами верный слуга Оберона — короля эльфов — Пак (Андрей Григорьев), мертвенно-кукольна стройная, в кроваво-красном бархатном кафтанчике фея Титании (Валерия Саленкова). Они дурачатся, игриво бросаются друг в друга ярко-розового цвета мхом волшебной страны (бумажная стружка)... Пожалуй, самые выразительные персонажи спектакля — это король эльфов Оберон (Сергей Козлов) и его королева Титания (Мария Козлова). Они красивы какой-то мистической красотой. Величественная, но лёгкая Титания с золотой кожей — в белоснежном воздушном наряде, который парит вокруг её тела, словно невесомые перья. Грозный Оберон с горящим кошачьим взглядом — в чёрном, как сажа, демоническом костюме.

В королевской семье — небольшой раздор. Оберон задумывает хитрый план, который претворяет в жизнь благодаря верному помощнику Паку. Очень эффектна сцена их сговора: красный свет софитов выхватывает искажённые лики эльфов, мистическая музыка усиливает эффект «ужастика».

В сценах волшебного леса свет вообще играет очень важную роль. Именно игра света создаёт волшебные мерцания, затейливые всполохи, дрожания лучей. Жуткую атмосферу мира эльфов подчёркивает оригинальная находка сценографа: в некоторых сценах сиреневый задник становится зловеще чёрным, под инфернальную музыку из прорех просовываются «потусторонние» руки в белых перчатках...

Влюблённые попадают в волшебный лес, оказываясь пешками для всемогущих эльфов и фей. Но всё же именно благодаря их стараниям всё становится на свои места. В финале спектакля играется сразу три свадьбы. Звучит знаменитый свадебный марш Мендельсона. (К слову, великий австрийский композитор, будучи семнадцатилетним юношей, написал эту композицию специально для музыкального оформления спектакля «Сон в летнюю ночь»). А на свадебном пиру неунывающие весёлые мастеровые представляют настоящий спектакль про Пирама и Фисбу. Весь реквизит искусно и тонко сделан из... обычного картона, а роль стены, через которую переговариваются влюблённые, выполняет... столяр Миляга. Вот такой выходит спектакль в спектакле.

Эта десятая постановка Шекспира в театре «Свободное пространство». И по праву она станет жемчужиной в репертуаре театра. В очередной раз мы убедились, что театр никогда не уступит киноискусству с его компьютерными эффектами и технологиями. Молодые художники сумели создать настоящую сказку, сверкающее волшебство на сцене. А актёры орловского театра показали, что им по силам непростой жанр фантасмагории.

И не только возможности труппы продемонстрировал этот спектакль — блеснула умениями вся постановочная часть: все театральные цеха, в которых создаются декорации и сценические эффекты, бутафория и костюмы актеров — машинно-декорационный, реквизиторский, костюмерный, гримёрный, бутафорский, светотехнический, звукотехнический, пошивочный, слесарный, столярный... Ведь волшебство театра — искусство коллективное.

19.09.2019

Автор: Марьяна Мищенко

Источник: Орёл-регион

Купить билет